Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия — менеджер в образовании

Ефим Рачевский, директор Центра образования № 548 «Царицыно»
14.03.2012
Командир авиационной дивизии должен разбираться и в хозяйственных вопросах, потому что людей нужно кормить, и в финансовых, потому что им нужно платить жалование, и в юридических. При этом он должен быть лучшим летчиком в своей дивизии, чтобы иметь возможность сказать «делай как я». Так же и директор школы — он должен быть лучшим учителем, но при этом разбираться в правовых вопросах, в бухгалтерии, в хозяйстве.

 

— Ефим Лазаревич, каким должен быть человек, способный стать директором школы?

— Директор школы должен во всем соответствовать общепринятым моральным нормам. Он не должен быть азартным игроком в бильярд, джекпот, покер. Он не может позволить себе ни иметь любовницу, ни оставаться холостяком подозрительно долго. Это может звучать смешно, однако на самом деле такие вещи для взаимодействия с коллегами, родителями и властью важнее, чем может казаться.

Директор школы не должен испытывать пристрастия к роскоши. Желательно ездить на работу на общественном транспорте, потому что если директор школы купит машину дороже, чем «Лада-калина», его обвинят в том, что он крадет школьный мел и продает в Таджикистане на черном рынке. Я, разумеется, утрирую, но не слишком...

Директор школы должен обладать железным здоровьем, чтобы позволить себе двенадцатичасовой рабочий день и шести-, а то и семидневную рабочую неделю. Наконец директор школы не должен никогда врать — любая ложь рано или поздно будет разоблачена и в его положении может отозваться самым катастрофическим образом.

— Работа директора школы предполагает общение с родителями, учителями, чиновниками. Что, на ваш взгляд, труднее?

— Самое сложное — работать с властью.

Самый простой вопрос — хозяйство, закупки для школы. Сейчас в Москве в этой области произошли положительные изменения. Школы получили большую самостоятельность и могут сами распоряжаться средствами. Но еще недавно школа жила в соответствии со сметным финансированием и мы не могли деньги, сэкономленные, скажем, на меле, перевести на повышение зарплаты учителям.

Другая — более общая – проблема, решения которой пока не видно, – чудовищная бюрократизация работы школы. Процесс реформ не останавливается уже несколько лет. Каждый год возникает что-то новое. На это «новое» заводится специальный чиновник. Далее логика развития чиновнического аппарата такова, что этот человек почкованием размножается до отдела, а потом отдел разрастается до управления. Я не исключаю, что через пару лет отвечающих за школу чиновников станет больше, чем учителей и директоров школ вместе взятых. Управлению нужно оправдывать строчку в бюджете того или иного уровня. Как оно это делает? Требует от школы отчетов по своей проблематике. Чем больше отчетов, тем скорее существование человека, отдела, управления будет признано оправданным.

Наш Центр образования — автономное учреждение, у нас есть деньги и право ими распоряжаться, поэтому мы для подготовки отчетов держим  специального человека, который не занимается почти ничем, кроме этого. А в других школах кто за это отвечает — завучи и директор? За счет каких ресурсов они этим занимаются? За счет учебного процесса. Я надеюсь, настанет день, когда чиновники смогут самостоятельно получать все нужные им сведения с открытого сайта школы, как это уже  происходит в ряде регионов и начинает работать в Москве.

— Вы говорите, директор школы не должен врать. А в бесконечной отчетности приукрашивать действительность не приходится?

— Одна из основных бед, порождаемых бесконечными мониторингами, связана с тем, что системе образования приходится часто лукавить, чего она делать не должна ни в коем случае. В результате люди забывают, что они должны детей учить, а не начальству нравиться. Видите ли, мониторинги процесса модернизации нашего образования включают множество индикаторов — тут и информатизация школы, и результаты ЕГЭ, и количество участников и победителей олимпиад. Проблема в том, что быть «хорошим» во всем нельзя. А региональное и муниципальное начальство зачастую требуют от школ именно этого.  12

Я региональных руководителей не осуждаю — их можно понять. По одним и тем же критериям сравнивают Москву и Тамбовскую область. В Москве на каждого старшеклассника выделяют 129 тысяч рублей, в Тамбове — в несколько раз меньше. Естественно, что директора находятся в совершенно разных ситуациях, однако судят о них по одним и тем же критериям.

При этом очень важно никогда не забывать: директор школы работает для детей, а не для губернатора и местного управления образованием. Многое в том, как работает система образования, будет искушать забыть об этом.

— Традиционно директор школы должен быть «первым из учителей». Однако сейчас его роль предполагает знание хозяйственных, финансовых и правовых вопросов. Какая функция директора должна быть доминирующей – педагогическая или управленческая?

— Я всегда привожу пример из области армии. Командир авиационной дивизии должен разбираться и в хозяйственных вопросах, потому что людей нужно кормить, и в финансовых, потому что им нужно платить жалование, и в юридических. При этом он должен быть лучшим летчиком в своей дивизии, чтобы иметь возможность сказать «делай как я». Так же и директор школы — он должен быть лучшим учителем, но при этом разбираться в правовых вопросах, в бухгалтерии, в хозяйстве. Противоречие здесь мне кажется искусственным. У нас почему-то любят противопоставить творческую деятельность – практической: «он художник и не знает, как платят налоги». Но это же чушь.

Директор должен быть хорошим педагогом, разбираться в возрастной психологии. Он должен иметь широкий кругозор — беда, если директор неправильно ставит ударения, он потеряет авторитет среди коллег и родителей школьников. А вот без знаний о работе канализации он может обойтись.

— Как бы вы выстроили образовательные траектории директоров школ?

— Сначала человек должен получить педагогическое образование. Потом год-два поработать в школе. После этого — изучать те разделы финансов, управления, права, которые нужны руководителю учреждений бюджетной сферы. Есть, например магистерская программа ИРО НИУ ВШЭ «Управление образованием»  — она для таких целей вполне подходит.

— Что должен делать директор, чтобы поддерживать в школе порядок? Сейчас бывает, что дети даже физическое насилие к учителям применяют. Что делать, чтобы дети не обижали учителей?

— Мне очень странна мысль о том, что учитель может обидеться на ребенка. Обида – это чувство более слабого, а учитель имеет прав больше, чем их имеет ребенок, а значит, он занимает позицию сильного. Проблема детского насилия действительно стоит и у нас, и в мире достаточно серьезно — недавно мне довелось читать декларацию профсоюза работников народного образования, где речь шла о защите учителей от насилия. Но мне странно, что учителя могут на это обижаться. Это как если бы стоматолог обижался на то, что к нему пришли пациенты с больными  зубами. Задача учителя — выявить проблему, ведущую к насилию, и решить ее, вооружившись знанием возрастной психологии.

Для того чтобы помочь ему в этом, школа должна предоставить возможность детям высказывать свои обиды. Ребенок может обидеться на учителя. Чтобы не дошло до насилия, в школе должны быть люди, кому можно эту обиду высказать. У нас в школе есть уполномоченный по правам детей, чья работа заключается в том, чтобы выслушивать детские жалобы и решать конфликты. Есть психолог. Наконец, можно написать мне. Недавно мне писал один папа — его сын обижен на учительницу русского языка и литературы. Она хочет, чтобы ей стихи рассказывали на переменках, а папа и его сын считают, что на переменах нужно по коридору носиться. Я им объяснил, что некоторые стесняются стихи рассказывать перед всем классом. Кроме того учительница считает, что на уроках можно чем-то более интересным заняться.

Или недавно пожаловались мне старшеклассники, что учительница обозвала их «бандерлогами». Я считаю, что детей обзывать нельзя, но если учитель хороший, они ему многое могут простить. А если плохой, да еще обзывается — лучше от такого избавиться, конечно.

Грамотный директор должен к каждому случаю подходить индивидуально.

— Как вы считаете, какие ошибки директор может совершить в общении с родителями?

— Очень распространенная у нас вещь — совершенно безграмотное проведение родительских собраний, когда родители сидят и ждут, что учительница расскажет плохого про их детей. А дома дети ждут, что плохого расскажут о них учителя и что с ними за это сделают родители. У нас запрещены такие собрания. Никого нельзя публично ни казнить, ни стыдить. Учитель может рассказать родителям о проблемах ребенка, но только один на один. На мой взгляд, очень важно, чтобы в школе не было стыда и страха и именно к этому нужно стремиться. Ведь школа – одна из немногих систем, где право ребенка на ошибку узаконено.

Беседовала Екатерина Рылько