Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия – специалист по измерениям в психологии и образовании

Галина Ковалева, директор Центра оценки качества образования Института содержания и методов обучения Российской академии образования
13.04.2012
В связи с введением стандартов второго поколения специалисты по измерениям в психологии и образовании будут очень востребованы в школах. Их задача - объяснить учителю, директору, родителям, каким тестом что измеряется, как интерпретировать результаты и как на основе этих результатов оказать реальную помощь детям.

 

— Галина Сергеевна, насколько новой для нашей страны является специальность «измерения в области образования»? Где она появилась впервые?

— Родиной тестирования можно считать США и Англию - там наука о педагогических измерениях насчитывает уже более 100 лет. Но и в России многое было сделано в этом направлении. Достаточно вспомнить эксперименты в области педологии в 20-х годах прошлого века, которые вскоре были запрещены, и многообещающие работы Льва Семеновича Выготского. По нашим данным, мы в то время опережали многие измерительные школы на Западе, и удар по педологии имел негативные последствия: развитие этой научной отрасли просто остановилось.

Но с 1990-х годов началось возрождение науки педагогических измерений в нашей стране, а значит и профессии специалиста по измерениям. Мы начали участвовать в международных сравнительных исследованиях качества образования PISA, PIRLS и TIMMS, потом стартовал ЕГЭ, сейчас в связи с введением стандартов второго поколения, ориентированных на результат, встает задача оценивания этого результата. А это, в свою очередь, дает импульс для развития науки педагогических измерений и подготовки специалистов в этой области.

— В чем заключаются задачи таких специалистов? И где их обучают?

— Педагогические измерения как сферу деятельности следует рассматривать в двух аспектах.

Есть измерения в широком смысле - такие, какие предполагает название магистерской программы в Высшей школе экономики – «Измерения в психологии и образовании». А есть более узкое понятие: психометрика.

Специалисты по измерениям занимаются общими проблемами измерения, в том числе в рамках оценки качества образования в ходе мониторинговых исследований или оценки индивидуальных достижений, включая итоговые оценки на экзаменах. Это разные измерения, они служат разным целям, для них разрабатывается разный инструментарий, проводится интерпретация результатов, учитывающая разные целевые установки.

А отработкой измерительного инструмента или определением качества того или иного задания занимаются специалисты по психометрике, или тестологи. Это подготовленные математики, которые выстраивают математические модели для описания результатов измерений, одномерных или многомерных, занимаются проблемами шкалирования и так далее. И таких людей очень немного, их подготовка ведется в отдельных университетах небольшими группами. Например, в Нидерландах, в известном Национальном институте педагогических измерений работает не более 10-15 психометриков, большинство из которых являются выпускниками Университета Твенте, а ежегодный выпуск этого университета по данному направлению составляет не более 5 человек.

Что же касается специалистов по измерениям в области образования и психологии, то их обучение во всем мире осуществляется или в рамках магистерских программ в университетах, или в рамках специальных курсов для учителей. То есть за рубежом обычный учитель понимает, что такое валидность, или надежность, теста, как сделать тест, с какой целью и когда его можно использовать, чем отличается диагностический тест от итогового или от экзаменационного. Аналогичные модули включены и в программы подготовки психологов.

— Какие российские вузы вы бы порекомендовали тем, кто хочет работать в этой сфере? И где они смогут применять свои знания по окончании вуза?

— Это зависит от того, в какой сфере они хотят работать. Сейчас в России две наиболее серьезные программы, дающие возможность овладеть современной квалификацией и успешно работать в нашей области. Это НИУ-ВШЭ, магистерская программа «Измерения в психологии и образовании», и Московская высшая школа социальных и экономических наук, магистерская программа «Оценка качества образовательных систем». В некоторых регионах есть свои школы тестологов, например, в Томской области. Некоторые вузы регулярно проводят летние школы с целью повышения квалификации преподавателей в области педагогических измерений, например, Кубанский государственный университет.

В рамках реформирования системы контроля и управления качеством образования в России практически во всех регионах созданы центры оценки качества образования, которые осуществляют мониторинги, проводят ЕГЭ, и специалисты по педагогическим измерениям там очень нужны.

В связи с введением стандартов второго поколения психологи и специалисты по измерениям будут сильно востребованы в школах. В одной из программ, которую мы писали с вице-президентом РАО Виктором Болотовым и командой научного руководителя Института развития образования ВШЭ Исака Фрумина, предлагается усилить подготовку специалистов в области измерений - с тем, чтобы они могли работать в качестве консультантов в образовательных учреждениях или центрах. Их задача - объяснить учителю, директору, родителям, каким тестом что измеряется, как интерпретировать результаты и на основе этих результатов оказать реальную помощь детям, родителям, администрации школы.

— Сколько требуется таких специалистов?

— Они должны быть в каждой школе, но реальная потребность сегодня покрыта не более чем на 5 процентов.

— Иными словами, эта профессия имеет перспективу?

— Очень большую перспективу, при условии, если будет организовано не формальное создание инструмента для оценки достижения стандарта и качества образования, а серьезная, научно обоснованная работа по управлению качеством. Почему я упомянула о формальном подходе? Сейчас почти все школы (речь о начальных классах) перешли на стандарты второго поколения, все отрапортовали, что учебники готовы, что есть инструменты по измерению стандарта.

В то же время выпускается много непрофессиональных тестов по оценке достижений учащихся младшей ступени, и если мы внимательно посмотрим, то окажется, что половина заданий не соответствует требованиям качества, но они выходят, и в регионах их используют. Часть заданий, как утверждают их авторы, проверяют одновременно и предметные, и метапредметные результаты, но этого делать нельзя: в рамках одного измерения можно оценивать только одно.

Наш Центр проводит исследования в направлении создания стандартизированных измерительных материалов. Уже вышли в издательстве «Просвещение» первые комплексные работы для выпускников начальной школы, к началу следующего учебного года, надеемся, выйдут работы по математике и русскому языку.

— Какими особыми знаниями, умениями, навыками, личностными качествами должен обладать специалист в области педагогических измерений?

— Во-первых, нужна хорошая математическая подготовка, понимание математических моделей.

Во-вторых, скрупулезность, способность все делать тщательно и по правилам: каждый тест, каждое задание должны быть проверены, апробированы, стандартизованы. В этой работе нет мелочей. От качества измерительных материалов и их интерпретации подчас зависит судьба отдельных людей. Специалисты в данной области должны иметь терпение, понимать логику и необходимость скрупулезной работы.

В-третьих, надо хорошо знать предмет оценки и учебный процесс - для того, чтобы не просто фиксировать результаты, но правильно интерпретировать их с целью управления качеством.

В-четвертых - и это, пожалуй, главный компонент, - надо быть постоянно в курсе всех новейших исследований. Наука о педагогических измерениях развивается стремительно. Поэтому роль самообразования здесь трудно переоценить.

— Вы первый и, наверное, единственный специалист в России, получивший сертификат Европейской ассоциации исследований в области оценки качества образования. Расскажите, как вы пришли в эту профессию, потребовалась ли вам дополнительная подготовка?

— По базовому образованию я учитель физики, 10 лет проработала в школе, потом пришла в Институт содержания и методов обучения РАО, в лабораторию изучения физики. И мой научный руководитель Василий Григорьевич Разумовский в 1988 году пригласил меня принять участие в международном проекте по оценке образовательных достижений. Так что пришлось заниматься самообразованием.

Я прошла стажировку в Лондонском университете в 1991 году, работала в команде ведущих специалистов, которые определяли реформу в области оценки образования в Англии. А в 1991 году планировалась реформа всей системы тестирования, и мы попали как раз на гребень. Тьютором нашей команды был Пул Блек, руководитель программы по национальной оценке. Затем были Служба образовательного тестирования США (ETS), Берлинский Университет имени Гумбольдта. В рамках международных исследований проводились специальные семинары по обучению национальных координаторов по проведению исследований, разработке заданий, по анализу отчетов.

Важно также упомянуть о проекте для специалистов стран Центральной и Восточной Европы, участвовавших в исследовании TIMSS в 1995 году. После развала СССР, с 1992-1993 годов, мы начали объединяться со специалистами из бывших советских республик и соцстран (таких, как Латвия, Литва, Румыния, Венгрия, Болгария, Чехия, Словакия). По инициативе венгерских специалистов был организован проект, в рамках которого ведущие эксперты в области измерений качества образования для нас проводили семинары, обучали нас работать с данными, закупили технику – компьютеры, принтеры, программные продукты. Мы работали 3-4 года, и все это завершилось изданием книги, в которой мы анализировали результаты исследования TIMSS.

— Сотрудники вашего Центра тоже учились вместе с вами?

— Часть из них училась в процессе деятельности (learning by doing), часть прошла обучение в РУДН, где на кафедре русского языка была организована двухлетняя программа подготовки тестологов в рамках введения ЕГЭ (всего по этой программе было подготовлено более 20 специалистов).

Так что практически все наши сотрудники получили второе высшее образование по измерениям. Также мне удалось послать некоторых наших специалистов в австралийский центр ACER, координирующий в настоящее время исследование PISA.

Кроме того коллеги из других стран нам всегда помогают.

— Чем вам приходится заниматься ежедневно и что для вас представляет наибольший интерес?

— Как я уже говорила, в последние годы стала интенсивно разрабатываться система оценки качества образования в связи с введением школьных стандартов второго поколения, и эта проблема сегодня для нас ключевая. Вместе с нами в эксперименте участвует 21 регион.

Важным направлением является разработка внутришкольного мониторинга, а именно – создание комплексных инструментов, которые позволяют выстраивать индивидуальную траекторию каждого ребенка, оценивать его готовность к обучению с точки зрения развития его психофизиологической, познавательной, личностной, эмоциональной сферы. Мы оцениваем ребенка на этапе поступления в первый класс и прослеживаем его развитие на других этапах обучения, параллельно анкетируя учителей и родителей.

В результате нам удалось выявить много проблем: это отсутствие преемственности между дошкольным и начальным образованием, между начальной и основной школьными ступенями, из-за чего мы «проваливаемся» с первого места по читательской грамотности (по исследованию PIRLS для четвероклассников) на сороковое (по исследованию PISA для подростков). Обнаружилось также, что уже к концу первого класса у детей падает мотивация к обучению, одним из самых проблемных предметов в начальной школе является русский язык.

Мы пытаемся обратить внимание на эти зоны риска, но нас пока не слышат.

— По результатам PISA вы неоднократно ставили вопрос, что наши подростки не умеют работать с информацией и решать практические задачи. В этом году в 227 российских школах пройдет очередное, уже пятое по счету исследование PISA. Была ли сделана работа над ошибками, допущенными в прошлые годы, или мы готовы наступать все на те же грабли?

— Серьезный и важный вопрос, и отвечать на него нелегко. Но было бы неправильно говорить о том, что ничего не происходит. За 12 лет проведения исследования PISA пройден большой путь – от почти полного недоверия к нашей работе до признания важности сделанных нами выводов. Одно из главных доказательств такого признания – введение школьных стандартов второго поколения, к разработке которых были привлечены специалисты, хорошо знающие исследования PISA, PIRLS, TIMSS.

Стандарты поддерживают введение компетентностного подхода (подразумевающего не просто получение знаний, умений, навыков, а применение их на практике), но не переориентируются на него бездумно, они нацелены на серьезное освоение предметного содержания, наряду с овладением учебных компетенций, позволяющих обучаться в течение всей жизни. Мы стараемся  сохранять наши традиции и в то же время постепенно реформировать систему образования. Опыт скандинавских стран показал, что бездумное применение компетентностного подхода приводит к снижению качества образования.

Еще один важный урок исследования PISA – влияние гендерных различий на достижения учащихся.

Если бы мы не исследовали, чем читательская грамотность юношей отличается от читательской грамотности девушек, если бы зафиксировали только, что у мальчиков результаты ниже, так бы все и осталось. Но теперь мы видим, что мальчики и девочки по-разному вовлечены в читательскую деятельность, по-разному мотивированы, читают разные книги, и они в разной степени овладели умениями работать с информацией. Основываясь на полученных данных, мы рекомендуем педагогам развивать у мальчиков мотивацию к чтению, обращать внимание на то, что они с большим удовольствием читают электронные тексты, и если им давать больше электронных текстов, то они, возможно, догонят девочек. Не менее важны и социальные факторы: если одаренный ребенок родился в неблагополучной или в семье с низкими доходами, которая не может обеспечить его образование, значит, школа должна на себя взять компенсирующие функции.

Так что миссия специалиста по измерениям – не только интерпретировать результаты, но и ставить задачи перед системой образования.

Беседовала Ольга Дашковская