Эксоцман
на главную поиск contacts

Неразгаданная интрига арабской весны: хронология и аналитика

Константин Труевцев, кандидат философских наук, доцент кафедры общей политологии НИУ ВШЭ
16.08.2012
Несомненную ценность книге Л.М. Исаева и А.Р. Шишкиной «Сирия и Йемен: неоконченные революции» придает тот факт, что авторы посетили изучаемые страны во время происходивших там исторических событий. Поэтому и хронология описываемого процесса, и следующий затем его системный анализ являются плодом не только исследования источников, публицистических материалов, интернет-ресурсов и сведений, почерпнутых из работ других авторов, но и собственных наблюдений и общения с непосредственными участниками процесса.

События арабской весны еще не отошли в прошлое. Хотя кульминация их уже позади, тем не менее итоги продолжают таить в себе не разгаданную до конца интригу. И в этом смысле проблема, «упакованная» в подзаголовок книги Л.М. Исаева и А.Р.Шишкиной «Сирия и Йемен: неоконченные революции», имеет отношение не только к названным странам, но и ко всем другим государствам арабского региона, поскольку весенние события затронули, за очень малым исключением, практически их все.

На слуху, конечно, в первую очередь Тунис, Египет, Ливия. Но тот поспешный анализ, в котором, с одной стороны (и на Западе, и среди части нашей либеральной общественности), преобладали эйфорические нотки по поводу демократических перспектив этого революционного процесса, а с другой стороны (в основном среди российских левых и консервативных кругов) – господствовали мотивы, сводящие начало и ход процесса к заговору Запада и связанных с ним монархических арабских режимов, наталкивается сегодня на явные несоответствия исходных аналитических позиций с дальнейшим ходом процесса и его предварительными итогами.

Тем более ценным оказывается в этой ситуации объективный, на первый взгляд, более отстраненный подход к оценке событий.

Первое, что обращает на себя внимание – то, что в качестве объекта исследования выбраны две страны, носящие, по крайней мере, на момент исследования, скорее не центральный, а близкий к маргинальному характер. Близкий к маргинальному по-разному. Йемен традиционно считается периферией арабского мира, и события арабской весны как будто затронули его рикошетом, да и закончились внешне «всего лишь» отстранением президента и заменой его бывшим вице-президентом. Сирия же, будучи одной из центральных арабских стран, всколыхнулась последней, и долгое время процесс здесь находился в полулатентном состоянии, лишь сегодня подойдя к своей кульминации.

Несомненную ценность работе придает тот факт, что авторы посетили изучаемые страны во время происходивших там исторических событий. Поэтому и хронология описываемого процесса, и следующий затем его системный анализ являются плодом не только исследования источников, публицистических материалов, интернет-ресурсов и сведений, почерпнутых из работ других авторов (при том, что их количество достаточно велико), но и собственных наблюдений и общения с непосредственными участниками процесса.

Одной из главных задач работы – и это тоже ее несомненное достоинство – стало выяснение внутренних, прежде всего социально-политических причин того конфликтного состояния, в котором оказались и Йемен, и Сирия, и другие арабские страны.

Несомненно, одной из важнейших причин политического взрыва, выявленной авторами, стали существенные диспропорции развития в ходе перехода от доиндустриального к индустриальному обществу, сопровождающиеся быстрой и неравномерной урбанизацией, демографическим взрывом, нивелирующим относительно, а в ряде случаев и чрезвычайно быстрый рост ВВП.

Особое внимание уделяется молодежному фактору: большой процент молодежи крупнейших городов, причем в своей значительной массе лишенной работы и средств к достойному существованию, но в то же время достаточно образованной, явился тем основным взрывным материалом, который стал по сути ведущей силой событий.

При этом в Сирии «взрывной материал» сосредоточился не в крупнейших городах – таких, как Дамаск и Алеппо, а в Хомсе, Хаме и ряде других перенаселенных мест сирийской периферии. Этим отчасти объясняется то, что в Сирии волнения охватили в основном провинциальные города, в то время как в столице и крупнейшем центре сирийского севера – Алеппо – молодежные демонстрации хотя и имели место, многие из них стали выступлениями в поддержку существующей власти, а вовсе не носили антиправительственного характера.

Большое внимание уделено авторами и таким факторам, как сохраняющийся кланово-племенной характер йеменского общества и роль доминирующих племенных союзов в событиях, поликонфессиональности и полиэтничности сирийского общества. В Йемене, в частности, одну из ключевых ролей в свержении президента А. Салеха сыграл тот факт, что на сторону восставших перешла основная часть верхушки племенного союза Хашид, к которому принадлежал и сам бывший президент.

В Сирии вопреки ожиданиям тех, кто рассчитывал на быструю и решительную победу оппозиции, на стороне правящего алавитского конфессионального меньшинства оказались и христиане, а курдское национальное меньшинство оказалось фактически расколотым, учитывая тот факт, что преобладающие в курдском социуме настроения носят преимущественно антитурецкую, а не антисирийскую направленность.

Принципиально важным представляется факт, что при рассмотрении событий в Йемене в книге совершенно отчетливо выявлено, что роль аль-Каиды в этой стране существенно преувеличена – скорее всего это специально делалось бывшим президентом, чтобы заручиться большей поддержкой со стороны Запада, прежде всего США.

В отношении Сирии одной из важных сторон работы является подробный анализ оппозиции и разделение ее на системную и несистемную. К первой относятся силы, которые выступают за смену режима эволюционным, реформистским путем и включают в себя в основном организации и движения левого спектра. Ко второй – силы, которые выступают за немедленное и безоговорочное свержение режима, включая в себя в основном религиозно-политические силы суннитского толка, в том числе экстремистские и террористические организации. Одной из наиболее радикальных организаций такого рода является Свободная сирийская армия, одна из главных сил, ведущих вооруженную борьбу против режима.

Как еще одну положительную черту книги хочется отметить широкую сравнительную базу, охватывающую почти все значимые арабские страны. Причем обширная и весьма интересная компаративистика представлена как в хронологической, так и в аналитической части книги. Отмечу попутно, что и само деление работы на хронологическую и аналитическую части весьма условно: и в тех разделах, которые авторы определили как хронологию (добавив в названия этих разделов также акторов и распределение сил), достаточно много аналитики. Просто в этих разделах аналитика носит преимущественно политологический характер, в то время как в аналитической части она выходит за чисто политологические рамки, охватывая экономику, демографию и ряд других параметров состояния и развития социума.

Выявляется целый ряд сложных проблем, некоторые из них не имеют прямых исторических прецедентов. Это связано с тем, что это первый столь широкий и многогранный революционный процесс, происходящий в эпоху глобализации, являющийся к тому же частью процесса глобальной политической турбулентности, охватившей в 2011 году более 80 стран мира, – по ширине охвата и ряду аспектов своего проявления по сути дела беспрецедентного.

Один из сложнейших вопросов в этом контексте – вопрос о соотношении внутренних и внешних факторов весенних арабских событий. Причем дело не только в том, что те и другие имели чрезвычайно важное значение, и речь идет о том, какие из них оказались более важными и решающими в изменении политического режима в той или иной стране. Дело также и в том, как разделить объективные факторы, обусловившие ряд аспектов политического течения процесса, – и субъективные действия тех или иных, в том числе – внешних акторов, оказавшие воздействие на ход и итоги процесса.

К чести авторов надо сказать: они не выпустили из поля внимания этого вопроса, хотя, разумеется, не дали, да и вряд ли могли дать в этой книге его окончательное решение. Но то, что вопрос поставлен и обсуждается, можно отнести к несомненным достоинствам книги.

Еще один важный и сложнейший вопрос, который, как это ни удивительно, почти не стал предметом скрупулезного научного анализа, но так или иначе затронут в книге, – вопрос о судьбах авторитаризма. А ведь арабский мир, наряду с Тропической Африкой, – зона наибольшего распространения авторитарных режимов, и арабская весна, независимо от того, каким будет ее окончательный исход, явилась прежде всего процессом, направленным против авторитаризма.

В целом книга «Сирия и Йемен: неоконченные революции» производит положительное впечатление. Хочется надеяться, что эта работа будет иметь продолжение в дальнейшем углубленном анализе ситуации в арабском мире.