Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия – корпоративный юрист

Кирилл Недилько, Руководитель Группы корпоративного права ООО «ИНВИТРО Холдинг Стандарт»
22.08.2012
В отношениях с государственными органами имеют значение разные мелочи – от двойного толкования какого-то пункта закона вплоть до того, какой ручкой заполнять документ. Но ключевым фактором все равно остаются люди: юрист должен не просто знать законы, но и уметь находить контакт с человеком, договариваться.

- Кирилл Николаевич, в чем заключается ваша работа как корпоративного юриста в холдинге?

- Мы в Группе осуществляем разработку проектов изменений в учредительные документы фирмы, содействуем в их государственной регистрации, проверяем на  соответствие законодательству проекты приказов, инструкций, положений и других документов правового характера. Даём заключения и справки по правовым вопросам, разрабатываем договоры, контракты, соглашения, представляем интересы фирмы в государственных органах и коммерческих структурах. Проводим юридическую экспертизу сделок по приобретению и отчуждению имущества – ну и делаем ряд других вещей, связанных с деятельностью юридического лица. Работа корпоративного юриста динамична, она обеспечивает вопросы «жизни компании».

- Как вы пришли в эту профессию?

- Путь был самый обычный: еще учась в вузе, устроился помощником юриста в консалтинговую компанию, после получения диплома перешел на должность юриста, потом стал руководителем группы по процедурным услугам.

- Верно ли, что работа корпоративного юриста – это, прежде всего, работа с документацией?

- В целом, да – это анализ законодательства и работа с документами, но не только: мы взаимодействуем с подразделениями, которые ставят перед нами задачу, выясняем подробности. Как правило, мы не взаимодействуем напрямую с партнёрами, с тем же банком, но бывают и исключения. К примеру, недавно я общался с юристами одного известного банка, и они неверно трактовали положения Устава: камнем преткновения был юридический термин «крупная сделка» – словосочетание имеет терминологическое значение, юристы же банка понимали его на обывательском уровне, как что-то большое, огромное.  Я пытался внести ясность, но получил ответ: мы представляем интересы банка, мы так решили. Но поскольку они предлагали достаточно выгодные условия, мы вынуждены были согласиться с их трактовкой – как правило, подобным образом ведут дела монополисты или госкорпорации.

- А какие сложности возникают в процессе взаимодействия с государственными органами?

- Каждый регион имеет свою специфику, свои формы документов и их содержание. Даже в тех вопросах, где всё ясно и понятно и есть федеральный закон, подача документов в различные инстанции различается: в налоговые инспекции, антимонопольную службу, трудовую, миграционную инспекции – в разных регионах различные процедуры. Бывает даже так, что некоторые функции государственных органов выполняют частные предприятия. Однажды мы оформляли разрешения на работу для немецких инженеров в Норильске, которые должны были бурить там шахту. Это закрытый город, но оказалось: разрешение на работу для иностранных специалистов необходимо согласовывать не с муниципальной администрацией, а в «Норильском никеле». Норильский комбинат – градообразующее предприятие, центр городской власти – там, а не в мэрии. Конечно, разрешения в конце концов были оформлены, но особенности применения миграционного законодательства были для нас неожиданными.

Вообще в отношениях с государственными органами имеют значение разные мелочи – от двойного толкования какого-то пункта закона до того, какой ручкой заполнять документ. Но ключевым фактором все равно остаются люди: юрист должен не просто знать законы, но и уметь находить контакт с человеком, договариваться, быть гибким, уметь общаться.

- В существующее законодательство часто вносятся изменения. Как обстоят дела в отношении корпоративного права? Какими нормативно-правовыми актами вы пользуетесь чаще?

-  Если сравнивать с другими отраслями, то в корпоративное право редко вносятся какие-то изменения, которые могли бы кардинальным образом усложнить или изменить работу. Конечно, изменения вносятся, но – косметические. Однако есть и более серьезные: в Гражданский кодекс, в Федеральный закон «О конкуренции»… Многим юристам 2009 год наверняка запомнился как год глобальной «перерегистрации» обществ с ограниченной ответственностью, тогда же существенным образом изменился порядок отчуждения долей в уставном капитале ООО.

Вот в Налоговый кодекс изменения вносятся гораздо чаще, чуть ли не каждые три дня или приблизительно так. Но в целом изменения в нашей отрасли направлены на то, чтобы облегчить жизнь корпоративного юриста. К примеру, проект «Электронное правительство», предоставляющий возможность зарегистрировать фирму по электронным каналам связи, – это первый шаг к тому, чтобы мы ушли от очередей и волокиты в регистрации юридических лиц.

Чаще всего мы используем в работе Гражданский кодекс РФ, Федеральные законы «Об обществе с ограниченной ответственностью», «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», «О защите конкуренции», а также различные постановления правительства РФ, письма Федеральной налоговой службы.

- Расскажите об актуальных проблемах законодательства, касающихся корпоративного права…

- Если посмотреть на корпоративное право с точки зрения юриспруденции – проблем нет. Но после кризиса 2008 года распространение получили такие виды действий, как «поглощение» и «слияние» компаний: некоторые компании разорились, другие присоединились к иным фирмам, третьи разделились – эти процессы стали актуальными, а их юридическое сопровождение – востребованным. Именно в этой области сейчас много недоработок и противоречий. Детали совершения таких действий законодательством не урегулированы полностью. В частности, это относится к закону о защите конкуренции – несмотря на то, что в него уже вносились изменения, как косметические, так и более серьезные, всё равно остались белые пятна.

- Как вы следите за обновлением законодательства?

- Сейчас в наших возможностях – ряд электронных правовых систем: Консультант Плюс, Гарант. На определенную тематику законодательства по выбранной специфике отмечаешь, что тебе нужно, и ежедневно приходит информация, какие изменения вносятся, какие планируются. Это позволяет всегда быть в теме.

- Ваш рабочий день складывается сам, или вы его планируете?

- Всегда есть дела срочные – и несрочные, много текущей работы. Как правило, вечером я составляю список того, что не успел сделать сегодня и что обязательно нужно сделать завтра. Наутро – то, что требует максимального внимания. Например, если мы проводим аудит компании, которую холдинг собирается приобрести, – это дело первостепенной важности…

- Должен ли юрист рассчитывать на работодателя в части повышения уровня профессионализма путем курсов, тренингов?

-  Конечно, всевозможные курсы и тренинги помогают в профессиональном развитии, и для работодателя это немаловажно: ведь если у работника недостаточно квалификации, он не справится с новыми заданиями. Но если это разовая проблема – юрист должен разбираться самостоятельно.

Курсы и тренинги можно рассматривать двояко. Но в основном именно задачи, которые ставятся перед юристом, обеспечивают его развитие, подталкивают, дают ему новые знания и навыки, а главное – опыт.

- И все же – насколько оправдывают себя курсы и семинары?

- Приведу пример: я работал в консалтинговой компании, которая организовывала различные семинары. Семинары для бухгалтеров шли «на ура», а вот для юристов – просто беда. Юристы народ недоверчивый. В их арсенале прежде всего законы, комментарии к ним, судебная практика, а потом уже курсы и семинары – как обобщение полученной информации. Следовательно, можно сказать, что для юристов курсы и семинары не так важны.

- А какие человеческие качества помогают быть успешным в вашей профессии?

- Для всех юристов нужны усидчивость, стремление докопаться до истины, не занудство, но желание увидеть суть, стремление получать новые знания и двигаться вперёд. Необходимо понимание, что рассматривать проблему следует с разных сторон – только в этом случае можно увидеть подводные камни, а их немало в нашей работе.

Беседовала Наталья Мильчакова