Эксоцман
на главную поиск contacts

Менеджерам — об искусстве

Сергей Филонович, декан Высшей школы менеджмента НИУ ВШЭ
26.06.2013
В рамках курса «Организационное поведение» мы изучаем теорию справедливости американского психолога Джона Стейси Адамса, описывающую такое явление, как «справедливое вознаграждение». «Песня завистника» Высоцкого очень точно иллюстрирует такое описанное Адамсом явление, как неадекватный выбор референтной персоны. Лирический герой завидует соседу-геологу, который «объехал весь Союз» в поисках урана, и теорема Адамса в его представлении выглядит так: «Я б в Москве с киркой уран нашел при такой повышенной зарплате».

— Сергей Ростиславович, вы преподаете уже взрослым, многого чего добившимся людям на программах МВА и Executive МВА. Какие методические приемы, подходы к изучению материала стоит использовать преподавателям бизнес-школ, чтобы их слушатели достигали еще больших успехов в бизнесе?

— На мой взгляд, наша, западная культура слишком мало внимания уделяет, условно говоря, правополушарному мышлению. Левополушарное мышление — это логика, анализ. Правополушарное — эмоции, интуиция. Я придерживаюсь теории, согласно которой страны Дальнего Востока быстро добились успеха и в ближайшее время выйдут в мировые лидеры в силу того, что у них развито более гармоничное, целостное или, как говорят, «холистическое» мышление, когда совместно работают логика, анализ, интуиция и эмоции. Чтобы удержаться на плаву, нам тоже нужно развивать в себе эмоции, интуицию, образное мышление, и один из лучших способов это сделать – это изучать искусство.

В Высшей школе менеджмента летом мы иногда организуем для этого семинары: возили желающих во Флоренцию, где они знакомились с творчеством Микеланджело, в Зальцбург и Брегенц – на оперные фестивали, в Вену, для знакомства с творчеством Климта, Отто Вагнера и Хундертвассера. На семинарах мы обсуждаем самые разные вопросы – и не только искусства. Мы говорим о том, можно ли на нем зарабатывать деньги, как устроено музейное дело в разных странах… Но в целом эти семинары организуются для расширения кругозора и развития образного мышления – обычно они собирают примерно по двадцать слушателей наших программ МВА, ЕМВА и DBA.

На занятиях мы смотрим отрывки из фильмов, слушаем песни – в логике изучаемых тем.

— Не могли бы вы привести пример? Допустим – фильма?

— Один из всегда обсуждаемых вопросов – можно ли стать лидером или им нужно родиться. Многие уверены, что способность к лидерству —  врожденная характеристика человека. Говорят о «харизме» и тому подобных качествах, с которыми человек рождается. Однако согласно современным теориям – любой человек при определенных условиях может стать лидером. Но только если рассказывать об этом именно так – «Современные теории показывают...», – получается неубедительно.

Приступая к изучению темы лидерства, я всегда демонстрирую слушателям фрагменты из комедии с Вупи Голдберг «Действуй, сестричка!»

Фильм – о певице, которая вынуждена скрываться в католическом монастыре в рамках программы по защите свидетелей. Мой любимый эпизод – где персонаж Вупи Голдберг берет на себя руководство монастырским хором. В целом картина о том, как человек развивает в себе навыки лидерского поведения.

Вот главная героиня учит петь двух монахинь — одна толстушка, с очень громким голосом, вторая, наоборот — маленькая, с очень тихим. Обе слышат сначала одобрение и только потом критику. То есть персонаж Вупи Голдберг действует на волне позитивной обратной связи. Современные теории как раз учат, что это и есть одна из характеристик лидера — умение стать авторитетным для подчиненных за счет позитивной обратной связи. То есть человек должен сначала почувствовать, что его ценят, и только потом слышать критику в свой адрес. Я говорю своим слушателям: смотрите, вот так это делается, этого может добиться любой человек.

Потом мы обсуждаем, что нужно для развития лидерства, и приходим к выводу, что лидер должен  разбираться в той  области, в которой он работает. Так, героиня Голдберг имеет музыкальное образование и опыт концертной деятельности. Точно так же, если человек хочет управлять финансистами, ему следует разбираться в финансах.

Другой фильм, который я очень люблю, – «12 разгневанных мужчин». Это фильм о суде присяжных. Фрагменты из него я показываю, когда мы говорим о разных типах конфликтов – они показаны там очень ярко и наглядно, все типы.

Еще одна моя любимая комедия – о том, как японцы покупают американский автомобильный завод и пытаются наладить на нем производство. Тема культурных конфликтов у нас без нее не обходится.

— А музыкальные произведения?

— Здесь бывает по-разному. Например, у Владимира Высоцкого есть «Песня завистника». В рамках курса «Организационное поведение» мы проходим теорему справедливости американского психолога Джона Стейси Адамса, которая описывает восприятие человеком справедливости его вознаграждения. Песня Высоцкого очень хорошо показывает, какие ошибки человек может делать, рассуждая о справедливости.

Адамс выводит такую зависимость. Когда человек считает, справедливо ли его вознаграждение, он у себя в голове рисует некую дробь. В ее числитель он помещает свое вознаграждение, а в знаменатель — усилия, затраченные для его получения. Потом он выбирает так называемую «референтную персону» и вычисляет аналогичную дробь для нее, а затем сравнивает получившиеся результаты. Если первая дробь оказывается меньше второй, возникает ощущение несправедливости.

Песня Высоцкого очень забавно иллюстрирует ошибку, связанную с неадекватным выбором референтной персоны. Лирический герой – «завистник». Человек он необразованный, неквалифицированный. Завидует он соседу-геологу, который «объехал весь Союз» в поисках урана. А теорема Адамса в его представлении выглядит так: «Я б в Москве с киркой уран нашел при его повышенной зарплате». Понятно, что этот человек просто не имеет представления о том, чем занимается его сосед и за что ему платят.

Можно проиллюстрировать теорему Адамса множеством других примеров – допустим, когда профессор говорит, что за месяц работы он получает меньше, чем Алла Пугачева за час концерта. Но песня Высоцкого мне кажется более ярким случаем в плане образного представления вопросов теории.

— А можно ли как-то проверить, действительно ли слушатели лучше усваивают изучаемый материал,  если он подается подобным способом?

— Я даже иногда использую музыкальные произведения как своего рода тест — поняли ли слушатели, о чем идет речь. Скажем, мы изучаем классификацию типов личности по Карлу Густаву Юнгу. Вкратце: Юнг считал, что разные люди – экстраверты и интроверты – по-разному восстанавливают психическую энергию. Первые черпают силы вовне, в общении с другими людьми, вторым для того, чтобы прийти в хорошую психологическую форму, нужно побыть наедине с собой, погрузиться в себя.

После того как мы рассмотрели эту тему, я пропускаю несколько занятий, а потом предлагаю слушателям песню Александра Морозова «Тишина». Песня начинается словами «Уходят праздные друзья, и начинается мой праздник. Я, как степенная семья, разогреваю чай на газе...». Я спрашиваю, о чем эта песня? Большинство сходу говорят — песня про интроверта. На мой взгляд, это показывает, что они хорошо понимают то, о чем говорит Юнг. Некоторые не распознают интроверта по словам песни, но когда песня у них начинает ассоциироваться с теорией, им уже проще выделить интровертов и экстравертов среди своих коллег и подчиненных.

Другой пример. Есть в психологии понятие «локус контроля». Люди с внутренним локусом контроля полагают, что большую часть происходящих с ними событий они контролируют. Люди с внешним локусом контроля, напротив, считают, что не могут контролировать происходящее и способны лишь адаптироваться к окружающей среде.

Статистически люди с внутренним локусом контроля более успешны. Считается, что для лидера полезно развивать внутренний локус контроля. После разъяснения сути  понятия «локус контроля», я люблю ставить песню Андрея Макаревича «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». Во-первых, очень хорошо, если слушатели сразу понимают, что эта песня — прямо-таки гимн людей с внутренним локусом контроля. Во-вторых, она очень ярко иллюстрирует все то, что хотели сказать создатели теории. Я имею в виду куплеты, посвященные тому человеку, который «держался русла и течение ловил». У него как раз был ярко выраженный внешний локус контроля. «Ни дома, ни друзей, ни врагов» – вполне закономерный результат.

— А литературные произведения – их вы используете на занятиях?

— Да, конечно, но меньше, чем музыку или кино. Сейчас как раз я думаю о том, как включить в курс книгу Ильдара Абузярова «Мутабор». В ней автор описывает некую среднеазиатскую республику, нравы, власть, политику, людей, отношения в бизнесе. Но на самом деле эта книга — про нас, про нашу, российскую жизнь, про то, как здесь все устроено. Там очень много для нас  интересного.

— Как вы считаете, для того чтобы так преподавать, нужно хорошо разбираться в искусстве?

— Мне кажется, очень неплохо, если преподаватель имеет представление о развитии живописи, музыки или литературы. Это позволяет ему самому видеть больше интересных тем в тех произведениях, которые он представляет слушателям. Скажем, если вы просто читали «Войну и мир», то можете влюбиться в образы Пьера Безухова, Наташи Ростовой. Если вы знаете о войне 1812 года, вы будете смотреть на это произведение иным образом. Если вы знаете о том периоде жизни Льва Толстого, когда он писал свой великий роман, вы будете смотреть на это произведение совсем иначе.

Изучение искусства способствует развитию образного мышления, интуиции,  и это будет получаться у преподавателя более эффективно, если он сам обладает развитым образным мышлением и интуицией.

Беседовала Екатерина Рылько