Эксоцман
на главную поиск contacts

Импортная говядина вместо черного шоколада

Сергей Пархоменко, журналист, участник сетевого сообщества «Диссернет»
11.11.2013
Наказать людей, уличенных в плагиате, не удается. Согласно правилам Высшей аттестационной комиссии (ВАК) человека нельзя лишить степени, если он не будет уличен в плагиате в течение трех лет. А милиция и прокуратура отказываются квалифицировать любые диссертации как «подлог» или «плагиат» до тех пор, пока ВАК не лишит человека степени. В результате старые диссертации оказываются неприкосновенными.

7 ноября на заседании дискуссионного клуба проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики НИУ ВШЭ выступил журналист Сергей Пархоменко с докладом «Зачем воруют диссертации и как с этим бороться?». Он представил результаты проекта «Диссернет», в рамках которого диссертации анализируются на предмет недобросовестных заимствований. В числе обладателей «липовых» ученых степеней оказываются губернаторы, депутаты, научные работники.

Проект «Диссернет» — сетевое сообщество исследователей, экспертов, журналистов, занимающихся «охотой» на фальсификаторов научных работ. Их интересуют и недобросовестные заимствования, и написанные на заказ работы. Участники проекта действуют по всей России и за рубежом. Внимание их направлено, в первую очередь, на крупных политиков и руководителей вузов. Анализ диссертаций выполняется с помощью программы, разработанной сотрудником Института теоретической и экспериментальной физики Андреем Ростовцевым.

Первый диссертационный скандал, рассказал Сергей Пархоменко, прогремел в Германии — в этой стране для политика и чиновника иметь степень столь же почетно, как и на территории бывшего Советского Союза. Плагиат был обнаружен в диссертации Карла цу Гуттенберга, отпрыска аристократической семьи, министра обороны Германии и претендента на пост федерального канцлера. Разоблачение поставило крест на его карьере. За этим скандалом последовали другие, хотя и менее громкие.

Если пытаться выявлять у плагиаторов национальные черты, придется признать, что немцев здесь отличает серьезный подход и исключительная тонкость работы. Гуттенберг заимствовал фрагменты чужих работ для своей диссертации по волоску — там абзац, тут предложение. Русский плагиатор против немецкого — как былинный богатырь: в одну сторону махнет — улочка, в другую — переулочек. «Выдирает» из чужих диссертаций огромные куски, лишь иногда утруждая себя контекстной заменой. Яркий пример таких особенностей национальных заимствований — губернатор Тульской области Владимир Груздев, самый богатый чиновник России по версии «Форбс». Из 182 страниц его диссертации 168 взяты одним куском из работы некоего Вострикова П.П. Прочее — введение и список литературы.

Более утонченную версию подобного подхода эксперты «Диссернета» обнаружили в диссертации депутата Государственной Думы Игоря Игошина. Он взял работу некой Натальи Орловой «Рыночный потенциал как основа конкурентоспособности кондитерских предприятий» и легким движением руки превратил ее в исследование пищевой промышленности в целом. Фантазия при этом была проявлена немалая: слово «шоколад» Игошин заменил на слово «говядина» - вероятно, с помощью контекстной замены Word или иного подобного инструмента. Причем «черный шоколад» стал «импортной говядиной», «белый» - отечественной, а «шоколад с орехами» превратился в «говядину на кости». Все прочее, включая цены, осталось прежним.

Контекстная замена — один из любимых инструментов отечественных авторов диссертационных работ. С его помощью они творят чудеса — например, переносят Калининград в Якутию. Именно так поступила ректор Северо-восточного федерального университета Евгения Михайлова, позаимствовав несколько крупных фрагментов из диссертации, посвященной Калининградской области. «Анклавное» положение было заменено на «внутреннее», «маленький субъект» сделался «крупным», все прочее осталось как было.

Еще более любопытные вещи стараниями отечественных плагиаторов творятся на зоне. Оказывается, места не столь отдаленные лучше всего предназначены для отмывания денег. Во всяком случае, в этом сумел убедить диссертационный совет прокурорский работник Керим Сафаралиев, прославившийся участием в суде над чиновником Минтранса Владимиром Макаровым, которому предъявили заведомо абсурдное обвинение в растлении собственной дочери и приговорили к 13 годам лишения свободы, позже снизив срок до 5 лет. Одним из аргументов обвинения была якобы фаллическая форма кошачьего хвоста на рисунке девочки. Докторская диссертация Сафаралиева оказалась еще занимательнее кошачьих хвостов. Она посвящена отмыванию денег. Однако большой кусок был заимствован автором из другой работы, посвященной предотвращению тюремных бунтов. В результате диссертация пестрит пассажами об опасности для тюремного имущества отмывания денег заключенными.

Порой одна и та же диссертация кочует от одного соискателя степени к другому, и здесь все нити ведут к научному руководителю. Действительно: целую «научную школу» бизнесменов и чиновников взрастил профессор Федор Стерликов, ныне заведующий кафедрой теоретической экономики Московского государственного университета технологий и управления. Под его руководством написал свою диссертацию вице-президент Российского союза инженеров Владимир Денисов. Эта работа замечательна тем, что повторяет диссертацию другого человека во всем, кроме оглавления, введения и списка литературы. Профессор Стерликов до недавнего времени работал в Московском институте электроники и математики и был уволен вскоре после его присоединения к ВШЭ (он подал заявку на грант, представляющую собой плагиат чужой работы).

Возникает вопрос: что делать? Наказать людей, уличенных в плагиате, не удается. Согласно правилам Высшей аттестационной комиссии (ВАК) человека нельзя лишить степени, если он не будет уличен в плагиате в течение трех лет. А милиция и прокуратура отказываются квалифицировать любые диссертации как «подлог» или «плагиат» до тех пор, пока ВАК не лишит человека степени. В результате старые диссертации оказываются неприкосновенными. Кроме того, предпринимаются попытки скрыть тексты диссертаций. Уже есть работы, которые невозможно найти ни в одной библиотеке. Есть и другая проблема: существуют конторы, добросовестно создающие новые работы по заказу. Привлечь их к любой ответственности пока в принципе невозможно.

Один из выходов, по мнению проректора ВШЭ Константина Сонина, — убрать заинтересованность. Ведь диссертации нужны бизнесменам и чиновникам только потому, что могут послужить одной из основ репутации. Вряд ли они помогли хоть кому-то сделать карьеру в бизнесе. Более того, наличие степени у бизнесмена или чиновника не выглядит подозрительно, только если человек «защитился» в молодости, когда еще не попал во власть. Соответственно, нужно каким-то образом прийти к ситуации, когда цениться будет только содержание, а не «корочка».

Комментируя результаты обсуждения в Высшей школе экономики, один из экспертов "Диссернета" Андрей Ростовцев написал: "Только объединенными усилиями экспертного научного сообщества можно изменить эту ситуацию и вымести всякую дрянь из дома науки. На встрече в Вышке стало ясно, что, по крайней мере, этой Школе такая простая мысль понятна. Будем и дальше о ней говорить".

Екатерина Рылько