Эксоцман
на главную поиск contacts

Новые технологии зависят от опыта тех, кто их внедряет

Петр Лукьянов, управляющий партнер венчурного фонда Phystech Ventures, в прошлом – директор инвестиционного департамента Фонда «Сколково»
5.02.2014
Наверное, самое важное качество для венчурного инвестора – это терпение, чтобы разбираться в самых мелких деталях сделки. Мне как-то принесли проект. В названии было семь слов, из них были понятны только три. Пришлось начать с Википедии, потом залезть в другие открытые источники – разбираться, что же мне, собственно, предлагают. Процесс занял 4 месяца. Позже этот проект увеличил мои вложения и вложения других инвесторов раунда более чем в 100 раз. Оно того стоило.
— Петр, чем занимается венчурный инвестор?

— Венчурный инвестор занимается инвестициями в развитие новых технологий. Есть идея создания какого-то продукта, и есть молодая команда, которая хочет вывести его на рынок. Задача венчурного инвестора — помочь им и самому заработать на этом деле. 

Допустим, вы придумали технологию, позволяющую производить бензин на 30% дешевле при сохранении того же качества, но средств для ее развития у вас нет. Вы приходите со своей идеей ко мне. Я вкладываю свои деньги в ваше предприятие, нахожу вам других инвесторов, помогаю с патентами, с бизнес-планированием, с выходом на рынки и т.д. При этом я приобретаю долю вашей компании. Технология начинает работать, приносить прибыль. Цена моей доли увеличивается. После этого я ее продаю гораздо дороже, чем купил. Нормальная отдача для венчурных инвестиций в России – 35 долларов на каждый вложенный. Ваша компания продолжает работать, а я иду искать новый проект. 

— В каких областях вы работаете?

— Меня интересуют чистые технологии и энергоэффективность, особенно новые технологии в нефтегазовом секторе. На этом можно заработать хорошие деньги в России. Большая часть российской науки, к сожалению, оторвана от реальной экономики. Ученые в лабораториях сами по себе, бизнес сам по себе. Это затрудняет коммерциализацию большой части разработок. В нефтегазовой отрасли – обратная ситуация, есть высококлассные инженерные кадры, готовые предлагать интересные проекты. Кроме того, многие сервисные компании готовы вкладываться в технологии обработки или переработки нефти, показавшие себя эффективными. Это Schlumberger, Halliburton, Emerson и другие крупные мировые игроки. 

— Есть ли у венчурных инвесторов «формула успешного проекта», в который точно стоит вкладываться?

— Для меня перспективный проект состоит из трех составляющих. Это большой и активно растущий рынок, очевидные преимущества технологии — скажем, она дает существенное удешевление себестоимости продукта; комфортные условия сделки — то есть основатели должны быть готовы взять меня в бизнес за разумную цену. 

Например, один из моих проектов связан с оборудованием для мониторинга процесса нефтедобычи. Когда нефть качают из скважины, ее количество и качество оценивается с помощью специального оборудования, очень сложного и дорогостоящего. Рынок этого оборудования на 70% контролируют крупнейшие сервисные компании. Мне предлагают инвестировать в технологию, которая может позволить сократить расходы на это оборудование в несколько десятков раз. Рынок – более 1 млн. скважин, конкурентные преимущества и ценность для потребителя очевидны, потенциальные покупатели компании – тоже. Так что если договоримся о взаимовыгодных условиях сделки, будем работать. 

— Что стоит учитывать венчурному инвестору в своей работе? Каких ошибок нужно избегать в первую очередь?

— Первое – нужно притягивать и пропускать через себя как можно больший поток потенциальных сделок. Чем больше поток, тем больше выбор и выше шанс, что попадется что-то хорошее. 

Второе – нужно экономить свое время, один мой калифорнийский экс-партнер, более 25 лет работающий в венчурной индустрии, все время повторял: по каждой входящей сделке нужно на всякий случай искать кратчайший путь сказать «нет». 

Третье – нужно понимать конечную цель. В венчурном бизнесе это означает – понимать, кому, каким образом и за сколько вы продадите вашу портфельную компанию, в которую планируете проинвестировать. 

Четвертое – почти все, во что вы инвестируете, это интеллектуальная собственность и команда. Защищайте это. Бережно относитесь к основателям, обеспечивайте достаточный уровень их мотивации — компании, где у основателей нет контрольного пакета, редко становятся успешными и часто даже не могут привлечь инвестиции следующего раунда. При этом будьте готовы к тому, что команда не сделает все сама и ей потребуется ваша помощь, особенно в части менеджмента. К примеру, изобретатели часто склонны неадекватно оценивать стоимость своих технологий, ошибаются в ценообразовании, недополучают маржу. Помните, российские патенты ничего не стоят. Судебной практики очень мало, и обойти законы в этой области проще простого. Поэтому необходимо защищать технологии американскими и европейскими патентами, в особенности — патентами тех стран, на рынки которых вы собираетесь выводить вашу компанию в первую очередь. 

Пятое – не стоит упускать хороших возможностей для фандрайзинга, привлечения дополнительных инвестиций. Не могу не вспомнить про Фонд «Сколково». На каждый вложенный вами рубль он дает еще один, причем ничего взамен не требует — ни доли в бизнесе, ничего. Это прекрасная возможность для венчурного бизнеса, которой нужно пользоваться.

Список можно продолжать долго… 

— А чем в венчурном бизнесе будет заниматься на первых порах молодой специалист? 

— Венчурный бизнес можно условно поделить на пять основных видов деятельности. Это, во-первых, создание потока «хороших» сделок для компании; во-вторых, отсеивание «плохих» сделок — бесперспективных проектов, сумасшедших изобретателей и мошенников; в-третьих — юридическое структурирование сделок, в-четвертых – помощь компаниям, куда уже были вложены деньги: патентование, привлечение экспертов, партнеров, инвесторов и прочего; и, в-пятых, выход из инвестиций, например, продажа компании стратегическому инвестору. Есть еще такая сложная штука, как привлечение инвестиций в свой фонд… но это отдельная история. 

Начинающий специалист будет заниматься преимущественно созданием потока «хороших» сделок и отсеиванием «плохих» – то есть поиском перспективных проектов и изучением информации по уже предложенным изобретениям в открытых источниках. Всем остальным занимаются уже опытные управленцы. 

— Что такое «плохая» сделка, которую нужно отсеять на раннем этапе?

— Если коротко, то это сделка, не соответствующая «формуле успешного проекта». Т.е. нет очевидного рынка, нет удешевления технологий, условия сделки неподходящие. Поскольку специфика моей работы связана с технологиями, уделю внимание этому аспекту. 

«Бесперспективной» я называю технологию, которая не нужна рынку, не приведет к удешевлению продукта, не создаст дополнительной ценности для потребителей, или же технология, даже перспективная, рынок которой настолько узок, что не позволяет заработать даже несмотря на существенные преимущества, какие дает эта технология. 

Например, предлагают технологию выращивания светодиодов, которая, как им кажется, «взорвет» рынок за счет серьезного удешевления. Но при расчете себестоимости и сравнении с аналогами не учитывают множества факторов, таких как непрямые расходы, таможенные пошлины, скидки дистрибьюторов, розничные наценки и прочие факторы, убивающие их ценовое преимущество. 

Или предлагают технологии, уже опробованные в 1980-х годах в других странах и не принесшие желаемого результата. Примеров, к сожалению, масса: далеко не все российские ученые читают на иностранных языках и, соответственно, многие не знают новых тенденций. Нередко пытаются развивать тупиковые ветви науки. 

Бывает еще, что предлагают усовершенствовать какой-нибудь параметр уже существующей технологии, который на самом деле не важен для конечного потребителя и никого не интересует... В общем, «пустышек» венчурным инвесторам предлагают очень много. 

— Какими качествами должен обладать венчурный инвестор, чтобы отсеять бесперспективный проект?

— Наверное, самое важное качество для венчурного инвестора – это терпение, чтобы разбираться в самых мелких деталях сделки. Мне как-то принесли проект. В названии было семь слов, из них были понятны только три. Пришлось начать с Википедии, потом залезть в другие открытые источники – разбираться, что же мне, собственно, предлагают. Процесс занял 4 месяца. Позже этот проект увеличил мои вложения и вложения других инвесторов раунда более чем в 100 раз. Оно того стоило. 

— С чего лучше начинать карьеру венчурного инвестора?

— Я бы посоветовал идти стажироваться в любую венчурную компанию. Это поможет набраться опыта, а опыт в нашем деле — самое ценное. Опыт и въедливость. Люди поверхностные в профессии не задерживаются.

Беседовала Екатерина Рылько