Эксоцман
на главную поиск contacts

Как политические решения влияют на экономические процессы

Максим Братерский, профессор НИУ ВШЭ
11.02.2014
За последние две недели многие российские граждане в результате падения курса рубля по отношению к евро и доллару потеряли приблизительно 10-15 процентов стоимости своих сбережений, хранившихся в рублях. В этой связи я предлагаю вспомнить книгу «Казино капитализма», написанную в 1986 году профессором Лондонской школы экономики Сьюзен Стрейндж и, к сожалению, до сих пор не переведенную на русский язык. В качестве названия использована цитата из Дж. М. Кейнса.

В этой книге английская исследовательница одной из первых попыталась показать, что, во-первых, глобальные финансовые рынки касаются всех и всем создают повышенные риски (речь идет не только о крупных банках или предприятиях, но и о гражданах). По убеждению автора, финансовые рынки и глобальные правила финансового регулирования являются слишком важной вещью, чтобы оставлять их на откуп банкирам. (Так же как и война — это слишком важная вещь, чтобы оставлять ее на откуп генералам).

Второй тезис, с которым выступает Стрейндж, — о том, что наблюдаемая нами волатильность (характеристика изменчивости цены) курса валют, ставок по кредиту, цен на нефтяных и сырьевых рынках не является «природным» продуктом. Она результат определенных политических решений, которые были приняты в 1970-е годы. Тогда ведущие мировые державы, прежде всего, США, по ряду причин, в основном — внутриполитических, не поддержали систему фиксированных курсов валют, а перешли к плавающим курсам. Таким образом, были заложены политические основы той волатильности, которую мы наблюдаем сегодня.

По мнению автора, отказавшись поддерживать стабильные курсы валют, государства отдали власть рынкам, которые стали активно работать над созданием механизмов защиты от валютных рисков. В свою очередь это повысило объем операций в финансовой сфере, и со временем финансовая деятельность стала все больше отрываться от производительной деятельности. В итоге финансовые рынки превратились в самостоятельную сферу, практически не имеющую отношения к производству и его распределению, они стали играть по собственным правилам. Государства же перестали понимать, что происходит в финансовой сфере, и полностью отказались от воздействия на финансовые рынки (этот период — 1980-90-е годы — известен как период либерализации госрегулирования).

Уже 30 лет назад Стрейндж предсказывала, что результатом такой либерализации госрегулирования в финансовой сфере станут глобальные финансовые кризисы (последний из которых «встряхнул» весь мир в 2008 году), и призывала государства вернуться к установлению собственных правил игры.

Некоторые исследователи (на эти темы писали Гэлбрайт, Сорос, Стиглиц, сегодня весьма популярны работы Ха Юн Чанга из Окфорда, например, его книга «23 Things They Don't Tell You About Capitalism») идут в своих размышлениях дальше. Звучат метафорические предположения о существовании мировой финансовой олигополии, «финансового политбюро», которое имеет больше власти, чем когда-то было у советского политбюро. С этим можно соглашаться или нет, но тенденции к сосредоточению финансовой и политической власти в руках нескольких игроков, безусловно, наблюдаются. Мне представляется, что сегодня книга, проблематизирующая взаимоотношения государств и рынков, взаимосвязь политических решений и их экономических последствий, актуальна как никогда.

Susan Strange. Casino Capitalism. Oxford: Blackwell, 1986