Эксоцман
на главную поиск contacts

Популярная музыка как сложный социальный феномен

Александра Колесник, стажер-исследователь Института гуманитарных историко-теоретических исследований им. Полетаева ВШЭ
23.06.2014
Для тех, кто интересуется социологией популярной музыки, сборник «On Record: Rock, Pop, and the Written Word» можно назвать базовым учебником. Перед нами не антология по истории популярной музыки (хотя некоторые исторические сюжеты здесь просматриваются), а гид по вопросам теории и методов ее изучения преимущественно в социологическом ракурсе.

Название книги «On Record: Rock, Pop, and the Written Word» можно перевести как «В записи: рок, поп и текст». В предисловии авторы объясняют, что, опираясь на семиотическую традицию, под written word они подразумевают более широкое понятие популярной музыки — мелодия, слова песни или же концертное выступление выступают здесь как единый текст, единое повествование.

Главным редактором этого сборника статей является один из ключевых исследователей популярной музыки, профессор Эдинбургского университета Саймон Фрис. Он был одним из первых социологов, кто изменил подход к анализу популярной музыки, обратившись к этой теме еще в далекие 1970-е годы — первоначально в контексте исследования молодежи и молодежных субкультур, а затем уже изучая непосредственно популярную музыку как социальный феномен. Работая еще до возникновения специализированных центров изучения популярной музыки, Фрис смог привлечь внимание к ее анализу исследователей из разных сфер: социологов, музыковедов, специалистов в сфере cultural studies (культурных исследований). Сегодня в Великобритании действуют несколько таких центров, наиболее крупные и известные — Институт популярной музыки на базе Ливерпульского университета и Школа музыки в Эдинбургском университете.

Собранные в книге работы написаны в период с конца 1950-х до конца 1990-х годов. Это, во-первых, позволяет проследить эволюцию исследований популярной музыки: от музыковедческих вопросов (изучение гармонии, тональности, тембра, ритма, вокального исполнения) к анализу социальной природы музыки, ее коммуникативных особенностей. И, во-вторых, в числе авторов сборника мы видим ключевые фигуры гуманитарных и социальных наук второй половины XX века: философа и музыкального теоретика Теодора Адорно (во многом именно он легитимировал «присутствие» популярной музыки в научном дискурсе), классиков современных культурных исследований Лоуренса Гросберга и Дика Хэбдиджа, философа и семиотика Ролана Барта, а также известного британского музыкального критика Саймона Рейнольдса.

При всем разнообразии авторов для большинства из них популярная музыка — это, прежде всего, социальное явление, состоящее из институтов производства, презентации, дистрибуции и потребления музыкального продукта. В этой исследовательской традиции популярная музыка рассматривается как широкое понятие, включающее различные музыкальные направления: начиная от рок-музыки и андеграунда до поп-музыки и шансона.

Такой взгляд предполагает анализ не только непосредственно музыки и текстов песен (в данном случае речь идет об исследовании гармонии, ритма или тембра, а также изучении идейно-образного содержания песен), но и рассмотрение технологии звукозаписи, политики рекорд-лэйблов, техник продажи и рекламы музыки, моделей прослушивания произведений разных музыкальных жанров. Так, например, культуролог Эндрю Гудвин, анализируя популярную музыку в цифровую эпоху, показывает, как упрощаются технологии записи и распространения музыки из-за возможности записывать музыку на компьютере у себя дома и выкладывать ее в интернете, минуя тем самым все сложности поиска рекорд-лейбла и разработки промо-кампаний.

Выработка именно такого понимания популярной музыки позволила взглянуть на нее как на сложный социальный феномен. Это существенным образом отличалось от предыдущей традиции определения популярной музыки как легкой и развлекательной, лишенной «серьезного» содержания.

Структура сборника включает восемь тематических блоков, посвященных разным сторонам популярной музыки: ее знаково-символьному содержанию (когда музыка понимается как текст), гендерным вопросам и проблеме сексуальности, политическим месседжам, музыкальным субкультурам, аудитории и методологии исследований музыки.

Первая часть книги освещает основные моменты в становлении исследований популярной музыки как академического поля: наиболее влиятельные тексты ключевых авторов, дискуссии, определение понятий и выработку общей рамки понимания популярной музыки. На мой взгляд, именно этому блоку стоит уделить особое внимание, так как он помогает разобраться с тем, какие вопросы мы можем ставить к нашему объекту исследований и что мы можем использовать в качестве источников для анализа популярной музыки. После бурных дискуссий 1970–1980-х годов, когда исследователи не могли договориться ни об объекте, ни об источниках, ни о желаемых результатах, они наконец-то заговорили на одном языке. Раньше исследователи в большей степени интересовались другими вопросами: например, можно ли выделить определенный канон в популярной музыке по аналогии с музыкой классической. Теперь же предметом анализа становится не сама музыка непосредственно, а те социальные практики, которые ее окружают и формируют. Исследователи обратились к вопросам о том, кто и как производит музыку, как о музыке говорят (на радио, телевидении, в музыкальной прессе), как ее оценивают слушатели, как это влияет на формы их поведения.

Вторая часть книги содержит тексты, посвященные музыкально-символической стороне популярной музыки с упором на музыковедческий и семиотический анализ: образы маскулинности и фемининности в музыке, вопросам «звездности», музыкальному фандому (так называются субкультурные сообщества, объединенные интересом к той или иной музыке). Так, например, социолог Саймон Фрис и теоретик культуры Анджела МакРобби исследуют вопросы трансляции сексуальности через тело рок-музыканта. Они показывают, как образы Роберта Планта из «Led Zeppelin» или Мика Джаггера из «The Rolling Stones» в узких брюках, с голым торсом и длинными волосами, томно стонущие в микрофон и вызывающе танцующие на сцене, оказались мощным и чрезвычайно успешным инструментом эксплуатации мужской сексуальности, сформировавшим целое направление в рок-музыке, получившее название «cock rock».

В заключительной части, посвященной аудитории, представлены интервью с фанатами. Это первый случай, когда в исследовании популярной музыки появляется ее слушатель (вместе с его демографическими, социальными, психологическими и даже экзистенциальными характеристиками). После выхода книги, в конце 1990-х и в 2000-е годы появился целый ряд социологических работ по изучению аудитории популярной музыки как социального феномена. Например, британский социолог Тиа ДеНора, профессор Эксетерского университета, в 2000 году написала работу о том, как музыка структурирует повседневную жизнь ее слушателей: от фанатов и представителей различных субкультур до бизнесменов и домохозяек. (DeNora Tia. Music in Everyday Life).

Во многом интерес авторов сборника к популярной музыке был связан с ее политическим посылом (в 1970-е годы его уже невозможно было игнорировать), выражающем настроения различных молодежных субкультур. Думаю, в наши дни эта тема также остается актуальной. И знакомство с такими книгами позволит оценивать и обсуждать различные музыкальные явления, в том числе и политического характера (такие, например, как Pussy Riot) с научной точки зрения.

Литература.

On Record: Rock, Pop, and the Written Word / S. Frith, A. Goodwin (eds.). London: Routledge, 1990. 492 p.