Эксоцман
на главную поиск contacts

Россия находится в начале нового витка протекционизма

Наталья Плискевич, заместитель главного редактора журнала «Общественные науки и современность»
11.08.2014
Попытку разобраться, насколько повороты к протекционизму были оправданы в конкретные периоды российской истории и что именно защищает государство, принимая протекционистские законы, предпринял автор монографии «Протекционизм в российской экономической политике: институциональный исторический опыт» Леонид Цедилин.

Экономическая политика нашей страны пестрит примерами решительных протекционистских мер, на которые очень скоры российские государственные деятели, и наше время здесь не исключение. Сейчас мы находимся в начале нового витка протекционизма. Попытку разобраться, насколько такие повороты были оправданы в конкретные периоды российской истории и что именно защищает государство, принимая протекционистские законы, предпринял автор монографии «Протекционизм в российской экономической политике: институциональный исторический опыт» Леонид Цедилин.

Анализируя проблемы протекционизма и открытости экономики, он приходит к выводу, что у протекционизма как экономической политики нет строгого теоретического обоснования. Начиная с рассмотрения теоретических доктрин Адама Смита и Давида Рикардо, автор заканчивает критическим разбором современных сторонников протекционизма, таких, как норвежский экономист Эрик Райнерт.

Теоретический раздел книги подкрепляется историческим экскурсом, посвященным описанию российской и советской внешнеэкономической политики XIX века вплоть до крушения советской системы.

Автор разделяет досоветский и советский протекционизм. Если первый, защищая отечественную промышленность, в то же время всячески способствовал привлечению в страну иностранного капитала, несущего с собой новые технологии и новые импульсы развития, то второй прочно опирался на принципы монополизма и экономическую автаркию. Поэтому выстраиваемые охранительные меры, если и оказывали положительный эффект в каких-то локальных случаях, то в целом блокировали конкурентные импульсы развития. Это вело к застою в экономике, к отставанию от динамично развивающихся стран и в технологической, и в институциональной сфере. В результате сложившаяся в стране хозяйственная система оказалась неготовой к открытию экономики, а потому были неизбежны высокие издержки начала реформ 1990-х годов.

Раздел, посвященный современной российской экономической политике, раскрывает проблематику влияния внешнего конкурентного давления на развитие внутреннего рынка трансформирующейся России. Анализируя основной тезис сторонников протекционизма, согласно которому главная цель государства — «защита отечественного производителя», автор задается вопросом: а что собственно представляет собой «отечественный производитель»? Выясняется, что само это определение весьма расплывчато. Ведь под ним могут «скрываться» и высокотехнологичные современные производства, находящиеся как в государственной, так и в частной собственности, и предприятия, собственником которых является иностранный капитал, и крайне отсталые, не выдерживающие даже внутренней конкуренции, но поддерживаемые государством по политическим мотивам. По мнению Леонида Цедилина, главная проблема российской экономики — это институциональная среда, которая воспроизводит монополизм внутри страны, требующая ограждения архаичных порядков от внешних воздействий.

В книге убедительно демонстрируется, что постсоциалистические страны, которые не побоялись открыть свою экономику и включиться в жесткие процессы международной конкуренции, достигли больших успехов в трансформации своих экономических систем, нежели те, которые на передний план выдвигали задачи «защиты отечественного производителя», по сути же — поддержки отсталых неконкурентоспособных производств и отжившей институциональной структуры.

По мнению автора, чтобы занять достойное место в глобальной экономике, необходимо активное участие в конкуренции не только на внутреннем рынке, но и на рынке внешнем. Лишь у включившихся в такую конкурентную борьбу предприятий будут реальные стимулы к технологическим инновациям, к рационализации производственных процессов, к сокращению трансакционных издержек. А протекционизм государства в этих условиях должен состоять в создании такой институциональной среды, которая будет способствовать конкуренции и блокировать любые проявления монополизма (особенно внеэкономического характера). Этой же идее — поддержки конкуренции — должны способствовать и интеграционные союзы. Их роль и успешность должны оцениваться с позиций не того, насколько удачно они защищают внутренние рынки, а того, в какой степени участие в них способствует встраиванию в мировую экономику, расширяет возможности конкурентной борьбы.

 

Цедилин Л.И. Протекционизм в российской экономической политике: институциональный исторический опыт. М.: Институт экономики РАН, 2013 — 208 с.