Эксоцман
на главную поиск contacts
В разделе собрана информация о статьях по экономике, социологии и менеджменту. Во многих случаях приводятся полные тексты статей. (подробнее...)

Мир России

Опубликовано на портале: 31-12-2010
Йоко Никула, Markku Kivinen
Перев.: Гордей Александрович Ястребов (ориг.: Русский) Мир России. 2006.  Т. 15. № 1. С. 50-75. 
0
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Лев Дмитриевич Гудков Мир России. 2008.  Т. 17. № 3. С. 3-36. 
Предварительные замечания. После смерти Ю.А. Левада был почти единодушно признан «безусловным моральным авторитетом» и наиболее ярким или даже самым крупным ученым в российской социологии. Однако его работы, как и раньше, остаются мало известными. Если в советское время отсутствие отклика можно было в какой-то мере объяснять недоступностью его сочинений (его почти не печатали, а то, что публиковалось, выходило в ведомственных или малотиражных сборниках; ссылки на них старательно вычеркивались), то с конца 1980-х годов никаких ограничений уже не существовало: Левада много печатался в специальных изданиях, выступал в широкой прессе. (См., например: Левада 1989, с.448-459; Левада 1989, с.34-45; Левада 1990, с.15-30; его статьи по бюрократии, интеллигенции и др.) Но его работы (особенно ранние – времени запрета на профессиональные публикации – 1972-1985 годов) сегодня почти не цитируются, не входят в учебные курсы по социологии или культурологии, а значит – не обращаются в качестве значимых теоретических и концептуальных конструкций, образцов анализа или интерпретации социальной реальности. Можно объяснять это непониманием, хотя, как мне кажется, более серьезные причины заключаются в неприятии его научной и человеческой позиции, оказавшейся явно маргинальной по отношению к правилам игры, принятым в отечественной науке. Отсутствие интереса к его идеям и исследованиям обусловлено инерцией академического конформизма, когда-то острой, сегодня почти стертой, раздраженной реакцией на независимость человека, не желавшего каяться в своих научных «грехах». Его дистанцированное отношение к российской социологической среде принимали за высокомерие, его подозревали в претенциозности или упрекали в неблагодарности. Но так или иначе, за «Левадой» оказалось записанным главным образом экстранаучные значения, а не его концепции или эмпирические разработки. В любом случае, я не хочу затрагивать здесь подобные темы. Для отечественной социологии, как мне кажется, гораздо важнее разобрать тот круг социологических проблем, которые притягивали внимание Ю.А.Левады, чем перебирать обстоятельства исследовательской работы в СССР или в постсоветской России. Теоретические работы Левады семидесятых-восьмидесятых годов написаны, действительно, предельно сжато, очень концентрировано, практически без примеров или разъяснений. Стиль его работ 1970-80-х годов лишь отчасти обусловлен соображениями «проходимости» и цензуры, а также неопределенности своего положения – представиться ли еще повод изложить свои мысли или нет. Более адекватным объяснением, как мне кажется, было бы указание на предельную сосредоточенность мысли автора на проблемах, которые в принципе исключены в отечественной социальной науке, остающейся по сути эпигонской: это - общая теория социологии и ее главные составляющие – аналитические возможности концептуального схватывания разных типов человека и соответствующая им организация социальных форм. Он постоянно думал над проблемами этого рода и давал свои решения, без каких-либо оговорок и скидок на особые обстоятельства, вытекающих из «специфики отечественной ситуации». Но и поздние работы, написанные уже во время ВЦИОМ и Левада-центра, хотя и кажутся более ясными и заземленными, «эмпирическими», содержащими кучу цифр и других иллюстраций фактического материала из массовых опросов, очень не просты. В данной статье речь не идет об «аутентичности» воспроизведения левадовской работы, а лишь о вынужденной схематизации его идей и способов понимания действительности, его интерпретации текущих процессов в России. Я не хотел бы создавать у читателя ложное представление о систематическом характере его теоретических разработок или навязывать кому-то мысль о наличии особой, «стройной» теории общества или методологии познания посттоталитарного социума. Никакого «общего плана» своей работы у Левады, видимо, не было. Он следовал тому, что ему было «интересным». Однако внутренняя свобода мысли не означает, что нельзя говорить об определенной логике его социологических исследований, обусловленной спецификой познавательного интереса (характером тех задач, которые он ставил перед собой или своими сотрудниками).
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Алексей Рудольфович Бессуднов Мир России. 2009.  Т. 18. № 2. С. 89-115. 
В социологической литературе давно замечено, что профессии в современном обществе обладают различным социальным статусом. Начиная с 1950-х годов, социологи сконструировали десятки шкал социально-профессионального престижа и статуса, используя разнообразные техники. В этой статье автор обращается к описанию свойств шкалы социально-профессионального статуса, разработанной на основе данных опросов, проведенных в постсоветской России. В первой части статьи обсуждаются ранее применявшиеся теоретические и методологические подходы к конструированию шкал статуса и престижа. Затем рассказывается о шкалах, разработанных в советской социологии, и ставятся вопросы, связанные с построением шкалы статуса в постсоветской России. Далее рассматриваются данные и выбранная методология, шкалу, которая стала результатом исследования, и обсуждаются ее свойства. Бессуднов Алексей Рудольфович (1979 г. р.) – окончил исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета (2003). Магистр социологии (факультет политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2004). Аспирант факультета социологии Оксфордского университета (колледж Св. Антония), научный сотрудник Лаборатории социологии образования и науки Санкт-Петербургского филиала ГУ-ВШЭ, старший преподаватель факультета социологии Санкт-Петербургского филиала ГУ-ВШЭ, преподаватель факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. Сфера научных интересов: социальная стратификация, количественные методы анализа данных в социологии, социология образования, социология здоровья, политическая социология. Адрес для переписки: bessudnov@googlemail.com. Ключевые слова: социально статус, шкала престижей, профессия, социологический опрос, шкалирование
ресурс содержит прикрепленный файл
Опубликовано на портале: 31-12-2010
Фридрих Маркович Бородкин Мир России. 2004.  Т. 13. № 4. С. 62-101. 
Измерение - непременный атрибут любой деятельности и любых действий людей в обыденной жизни и в научных исследованиях. В быту мы редко задумываемся над основаниями и техникой измерений. На вопросы социологов: у кого и чего больше (меньше), было (будет), насколько удовлетворенность чем-то выше (ниже), насколько здесь лучше (хуже), чем там, счастливее (несчастнее) теперь (раньше), здесь, чем в ином месте - отвечают практически все. Исследователи во всех сферах жизни общества измеряют все, что поддается измерению, публикации изобилуют цифрами. Но как, с помощью чего, на каких фундаментальных основаниях производятся все эти измерения и сравнения - об этом задумываются немногие, публикации на такие темы редки. Как быть с результатами подобных измерений? Можно ли их перепроверять? Можно ли доверять утверждениям политиков, чиновников, исследователей, что чего-то стало (или станет) больше (или меньше)? Эти вопросы надо ставить, искать на них ответы, понимая, что основания, процедуры и результаты измерения связаны с характером общества, социального устройства и, значит, во времени будут меняться, и правильными и справедливыми их нельзя будет назвать никогда. Все эти вопросы и проблемы, связанные с ответами на них, играют особенно большую роль в современной России. Жизнь россиян сейчас заполнена обещаниями, угрозами, прогнозами, потоками аналитических материалов. Лавинообразный поток оценок имеет вполне понятное и естественное происхождение - огромная часть населения нуждается в ориентирах в нашем новом социально-экономическом и совершенно дремучем и диком лесу. Все в России приходится мерить заново, новыми способами, на новых основаниях. Но этот же момент всеобщего замешательства можно и надо использовать для того, чтобы измерения попытаться перевести на максимально возможную методически чистую платформу. В статье в сжатом изложении представлен материал учебника для вузов "Социальные индикаторы", который готовится к печати в Издательстве ГУ ВШЭ.
ресурс содержит прикрепленный файл