Эксоцман
на главную поиск contacts
Что такое экономическая социология? Это не "междисциплинарные исследования". Это не "изучение социальных проблем в экономике". Это не проведение опросов населения. Это не маркетинговые исследования. Что же это? (подробнее...)
Всего публикаций в данном разделе: 365

Опубликовано на портале: 01-11-2003
Евгений Григорьевич Ясин Вопросы экономики. 2003.  № 4. С. 4-36. 
Автор на примере нескольких групп стран (Западной и Восточной Европы, Латинской Америки, Восточной Азии) рассматривает взаимосвязь характерных для них систем ценностей и экономического развития. Отмечается, что наиболее серьезные сдвиги в системе ценностей за последние 40 лет произошли в Испании. Главные факторы подобных сдвигов - либеральные рыночные реформы и демократизация общественной жизни. Традиционные российские ценности во многом отражают отношения архаичного общества с аграрно-феодальной экономикой и иерархической структурой власти. Советская система ценностей во многом оказалась похожей на традиционную. В современной России под влиянием реформ и изменений в образе жизни структура ценностных ориентаций все больше сдвигается в сторону либеральных и продуктивных ценностей. По мнению автора, для формирования продуктивной системы российских ценностей необходимы: время, продолжение и завершение либеральных институциональных реформ, последовательная демократизация общества, гуманизация власти, политики и общественной жизни.

Опубликовано на портале: 30-10-2003
Леонид Евсеевич Кесельман, Мария Георгиевна Мацкевич Социологический журнал. 1998.  № 1/2. С. 39-54. 
Авторы статьи считают, что период тотального социального стресса от столкновения российского населения с принципиально новыми условиями постсоветской повседневности для большинства граждан остался позади. Пик этого стресса пришелся на конец 1991 – начало 1992 г. и был вызван не столько “освобождением цен”, сколько не сразу осознанным началом кардинальной трансформации общества, превратившей многие важнейшие навыки и ценностно-нормативные координаты, интернализованные в условиях советского образа жизни, в непригодные и не востребованные в новых социально-экономических условиях. Процесс освоения навыков, обеспечивающих человеку реализацию его основных (обычных для него) потребностей, и интернализация ценностно-нормативных представлений, соответствующих формирующейся постсоветской действительности, по мнению авторов, характеризуется сильной социально-структурной дифференциацией. Это проявляется прежде всего в адаптивном противостоянии поколений, чьи повседневные навыки и ценностно-нормативные представления были приобретены и сформированы до начала социальной и экономической трансформации советского общества (в “доперестроечное время”), и поколения, свободного от груза ранее освоенных поведенческих техник и ценностно-нормативных координат, чья первичная социализация проходила (и проходит) в новых социально-экономических условиях. Одно из наиболее ярких проявлений этого “противостояния” – экономический оптимизм одних и пессимизм других, что свидетельствует об адаптационных трудностях первых и адаптированности вторых. Существенное влияние на адаптивный потенциал личности и формирование у нее соответствующих оптимистических (или пессимистических) представлений о собственном будущем оказывает близость человека к активной (деятельностной) практике постсоветской повседневности. Эта закономерность находит свое отражение, в частности, в социально-экономической, социально-профессиональной и гендерной дифференциации группового экономического оптимизма/пессимизма.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Обновлено: 09-12-2010

Сайт Института социально-политических исследований Российской академии наук (ИСПИ РАН). Особый интерес представляет раздел "Социологические исследования", содержащий итоги проектов: "Как живешь, Россия? / Десять лет и два года", "10 лет российских реформ глазами россиян", "Женщина новой России: Какая она? Как живет? К чему стремится?

Опубликовано на портале: 07-08-2003
Андрей Николаевич Демин Экономическая социология. 2000.  Т. 1. № 1. С. 37-47. 
В статье анализируются особенности индивидуальной самоорганизации безработных. Используется концепция совладающего поведения (сoping behaviour), позволяющая рассматривать конкретные механизмы преодоления человеком жизненных трудностей и кризисов. Выделяются три базовые формы индивидуальной самоорганизации безработных: целенаправленное использование ресурсов своей межличностной сети; действенная конкретизация образа самого себя, своих планов и оценок происходящего; достраивание контекста текущей жизненной ситуации. Данные формы могут быть объектом социальной поддержки, реализуемой, в частности, через технологии профессиональной ориентации. Дается авторское определение профессиональной ориентации. Делается вывод о необходимости развития системы консультационного сопровождения профессиональной карьеры.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 07-08-2003
Вадим Валерьевич Радаев Экономическая социология. 2000.  Т. 1. № 1.
Среди новых групп, оказавшихся в России за чертой бедности, несколько в тени находится группа работающих бедных - имеющих работу, но не имеющих достаточно средств к существованию. Как возникла подобная ситуация, с какими трудностями сталкиваются работающие бедные и как пытаются с ними справиться, почему не уходят с места постоянной работы и велик ли запас прочности - на все эти вопросы помогает ответить исследование, проведенное в 1999 г. в четырех городах России (Москве, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге и Краснодаре). В рамках исследования были проанкетированы 258 работающих бедных, с ними записано также 32 углубленных интервью (примерно поровну по четырем регионам).
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 07-08-2003
David Stark Экономическая социология. 2000.  Т. 1. № 2. С. 7-34. 
This paper questions the disciplinary division of labor whereby economists study value and sociologists study values; and it rejects the pact whereby economists study the economy and sociologists study the social relations in which economies are embedded. One of the core tasks of economic sociology is to develop a sociology of worth. I explore these themes by discussing the emergence of a new organizational form: heterarchy. Heterarchies are characterized by lateral accountability and the organization of diversity. In them we find an active rivalry of heterogeneous principles of evaluation as actors manuver in multiple networks by attempting to hold resources that are legitimated in more than one regime of worth. Examples of such organizational innovations are drawn from a longitudinal study of the intersecting ownership portfolios of firms in postsocialist Hungary and from my recent research on strategic alliances among new media firms in Manhattan’s Silicon Valley.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 06-08-2003
Лариса Евгеньевна Петрова Экономическая социология. 2001.  Т. 2. № 1. С. 26-42. 
В работе исследуется группа новых бедных, под которыми понимается группа людей, которые переживают резкое понижение уровня жизни при сохранении прежнего профессионального статуса. Проверяется гипотеза о влиянии ценностей на стратегии поведения научных работников на материалах эмпирического исследования. Источником данных служит опрос сотрудников научных и научно-производственных учреждений городов Москва, Краснодар, Нижний Новгород и Екатеринбург, проведенный осенью 1998 г. Глубинное личное интервью было посвящено актуальной жизненной ситуации исследуемой группы - трудовая биография, проблемные зоны работы, семьи, самореализации, планы на будущее, характеристика макросреды.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 06-08-2003
David Stark
Ред.: Вадим Валерьевич Радаев
Перев.: Мария Сергеевна Добрякова (ориг.: Русский) Экономическая социология. 2001.  Т. 2. № 2. С. 115-132. 
В работе рассматриваются организационные стратегии восточноевропейских фирм, возникающие как реакция на необычайную неопределенность системной трансформации - следствие политических переворотов 1989 г. В первом разделе этой работы автор утверждает, что излишнее внимание к краткосрочной адаптации может помешать способности к адаптации в долгосрочной перспективе. Обосновывая данный тезис, он предлагает концепцию «замыкания» [lock-in]: так обозначается процесс, в ходе которого прежние успехи могут проложить путь последующим вложениям новых ресурсов в то же самое направление деятельности, и в конечном итоге развитие остановится, не достигнув оптимальной точки. Но должны ли организации и социальные системы мириться с подобной участью? Существуют ли организационные формы, лучше приспособленные к тому, чтобы извлекать уроки из внешней среды? Таким организациям понадобятся практики, распознающие (узнающие вновь) новые ресурсы в продолжающемся процессе реструктуризации организационных активов. Эти проблемы едва ли являются уникальной особенностью постсоциалистических трансформаций. И в следующем разделе данной работы показывается, что термин «трансформирующиеся экономики» применим к обществам Северной Америки и Западной Европы в не меньшей мере, чем к обществам Восточной Европы и бывшего Советского Союза. В обоих типах экономик предприятия ныне сталкиваются с чрезвычайной неопределенностью, вызванной в западных экономиках, - стремительностью технологических изменений или крайним непостоянством рынков, в восточных – политической и институциональной неопределенностью. Реакцией на эту неопределенность служит возникающая самоорганизующаяся форма, которую автор называет гетерархией [heterarchy]. Анализируя ее особенности, он отмечает процессы горизонтальной или распределенной власти и рассматривает то, как организации могут с выгодой для себя использовать наблюдаемое нами соперничество конкурирующих систем верований. Дав краткую характеристику формам гетерархии, автор переходит к специфическим проблемам, с которыми сталкиваются постсоциалистические экономики в условиях новой для них неопределенности, касающейся ситуации в сфере международной торговли, а также одновременного расширения прав собственности и гражданских прав. В следующем разделе подробно описываются рекомбинантные практики [recombinant practices], используемые постсоциалистическими предприятиями, а также порождаемые ими сетевые свойства (при этом автор уделяет особенное внимание Венгрии и Чешской Республике, ссылаясь также на опыт некоторых других постсоциалистических стран). Работа завершается дискуссией по проблемам принципов оценки, сопровождающей неодолимое стремление к организационной гибкости.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 06-08-2003
Simon Clarke
Ред.: Вадим Валерьевич Радаев
Перев.: Мария Сергеевна Добрякова (ориг.: Русский) Экономическая социология. 2001.  Т. 2. № 3. С. 90-103. 
Начиная статью с фразы: «Рынок труда был единственным рынком, существовавшим в Советском Союзе в форме, которая могла быть признана в капиталистической экономике», - автор задает схему дальнейших рассуждений. В статье анализируется распределение рабочей силы, вхождение на рынок труда, мобильность рабочей силы, политика на рынке труда, а также влияние перестройки на советский рынок труда.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 06-08-2003
Ольга Петровна Фадеева Экономическая социология. 2001.  Т. 2. № 2. С. 61-93. 
Десятилетие аграрных реформ в постсоветской России не только не решило проблему становления эффективной многоукладной сельской экономики, но и вызвало заметное ухудшение социально-экономического положения большинства жителей села. «Рыночная» реорганизация коллективных хозяйств (бывших колхозов и совхозов) закончилась для многих из них фактическим банкротством. Недавние колхозники утратили немногие преимущества советской поры – в первую очередь стабильную занятость в общественном хозяйстве и денежную оплату своего труда. Преобразования в аграрном секторе породили два, на первый взгляд, парадоксальных явления. Первое – работники, не получающие в течение ряда лет денежную зарплату, тем не менее сохраняют свои рабочие места на экономически слабых сельхозпредприятиях. Второе – бурный рост производства в личных подсобных хозяйствах селян привел к тому, что они заняли доминирующие позиции в производстве мяса и молока в общероссийском масштабе.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 06-08-2003
Ростислав Исаакович Капелюшников Экономическая социология. 2001.  Т. 2. № 2. С. 5-22. 
Впервые в отечественной экономической литературе дается целостный "портрет" российского рынка труда в переходный период. В первой части прослеживаются различия в динамике показателей занятости безработицы, отработанного времени и заработной платы в России и В странах Центральной и Восточной Европы. Особое внимание уделяется разнообразным "нестандартным" формам адаптации, утвердившимся на российском рынке труда, - неполной и вторичной занятости, задержкам заработной платы, скрытой оплате труда и др. Во второй части на основе опросной статистики анализируется стратегия занятости российских промышленных предприятий. Сквозная тема исследования – доминирование неформальных правил и норм, которые, облегчая краткосрочную адаптацию к происходящим изменениям, замедляют долгосрочную реструктуризацию российского рынка труда.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 01-08-2003
Наталья Евгеньевна Тихонова
Москва: Летний сад, 2003, 408 с.
Книга посвящена анализу городской бедности как особого феномена современной российской жизни. Что значит сегодня быть бедным в России с точки зрения специалистов, общества в целом и самих бедных? Чем малообеспеченность отличается от бедности и нищеты? Что сближает российскую бедность с бедностью в странах Европы, а что является характерной особенностью именно российской бедности? Чем «старые» бедные отличаются от «новых»? Что такое социальная эксклюзия и как она соотносится с бедностью? Чем отличаются последствия реформ 90-х годов для мужчин и женщин из бедных городских семей? На эти и многие другие вопросы автор дает ответы в предлагаемой вниманию читателя книге.
ресурс содержит графическое изображение (иллюстрацию) ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 25-07-2003
Татьяна Ивановна Заславская Социологические исследования. 2002.  № 8. С. 3-16. 
Раскрыть социальный механизм посткоммунистических перемен в России - значит показать, под влиянием каких общественных сил и в результате взаимодействия каких социальных акторов качественно меняется тип институциональной структуры общества. Но прежде, чем говорить о таком механизме, необходимо уточнить типологическую принадлежность и социальную сущность самого исследуемого процесса. Особенно это важно в тех условиях, когда мнения российских ученых о событиях, пережитых Россией на переломе 1980-90-х гг., далеко не единодушны. Согласно первому представлению, в начале 1990-х гг. в России произошла новая Великая революция. В рамках второго представления, реформы 1990-х гг. рассматриваются как завершение антисоциалистического переворота, начатого Сталиным еще в конце 1920-х гг., а ныне доведенного до логического конца. Третье представление заключается в том, что в 1989-1990-х гг. в СССР назревала демократическая революция, направленная против власти номенклатуры, но она в силу разных причин не состоялась, и революционный подъем сменился реформами «сверху» в интересах той же бывшей номенклатуры. От ответа на вопрос о том, что было основным содержанием развития России в последнем десятилетии - революция, реформы или контрреволюция, зависит оценка не только недавнего прошлого, но и современной общественной ситуации.

Обновлено: 09-12-2010

На сайте размещены работы известного венгерского экономиста и социолога Яноша Корнаи, автора знаменитой книги "Социалистическая система. Политическая экономия коммунизма" (Пер. с англ. М.: НП "Редакция журнала "Вопросы экономики", 2000. 672 с.). Почти все работы посвящены изучению переходной экономики пост-социалистических стран.

Опубликовано на портале: 21-07-2003
Michael Burawoy Рубеж (альманах социальных исследований). 2000.  № 15. С. 5-35. 
Делается попытка объяснить особенности развития России (в частности, ее перехода к рыночной экономике) в контексте широкомасштабных исторических сопоставлений. В качестве отправной точки для анализа автор выбрал работу Карла Поланьи "Великая трансформация".
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 21-07-2003
Александр Михайлович Никулин Социологические исследования. 2002.  № 1. С. 41-50. 
Описывается хроника рыночной реформы в одном богатом постколхозе Юга России; анализируется роль лидера в трансформации местного сельского сообщества, влияние исторического наследия на процессы социальной трансформации, проблемы и парадоксы местной аграрной реформы. На основе данного случая прогнозируется возможная эволюция постсоветского сельского хозяйства. В исследовании использовалась комбинация качественных и количественных методов: изучение баланса доходов и расходов семейных домохозяйств, анализ станичной и районной статистики, а также интервью, записанные на диктофон (включающие вопросы истории семьи, ведения домашнего хозяйства, организационно-экономические и социально-экономические проблемы колхоза/АО, проблемы местной власти).
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 21-07-2003
Хенрик Доманьский Социологические исследования. 2002.  № 6. С. 29-47. 
Тезис автора - массовая восходящая мобильность, равенство возможностей и ликвидация явных неравенств в материальных условиях не стали в Польше символами новой системы за прошедшие десять лет рыночных преобразований. По данным эмпирических исследований в Польше в 1990-е гг. наблюдался небольшой спад общей мобильности по сравнению с последними годами прежнего режима; изменилась классовая структура, но классовые барьеры сохранились; обозначился рост преимуществ выходцев из интеллигенции, в этот период они чаще получали диплом о высшем образовании, чем в 1980-е гг.; высшее образование, высший профессиональный статус и контролирующие позиции стали оплачиваться лучше. Подъем меритократии при распределении доходов отразился в улучшении экономического положения менеджеров, нетехнической интеллигенции, обогнавших владельцев фирм в иерархии доходов. Эта тенденция, по мнению автора, сохранится в ближайшем будущем.
ресурс содержит прикрепленный файл

Опубликовано на портале: 26-05-2003
Владимир Александрович Мау Вопросы экономики. 2002.  № 1. С. 4-22. 
Подводятся основные итоги первого посткоммунистического десятилетия и минувшего года и на этой базе рассматриваются приоритеты экономической политики России на 2002-2003 гг. Специфика российских реформ 1990-х гг., по мнению автора, состояла в переплетении и одновременном протекании четырех процессов преобразований - макроэкономической стабилизации, собственно посткоммунистической трансформации, революции, а также преобразования индустриального общества в постиндустриальное. В настоящее время первые три процесса завершены, и центральной проблемой является формирование основ постиндустриального общества. На это нацелен комплекс институциональных реформ, которые в основном начаты в 2001 г. Приоритетами ближайших лет являются реформа бюджетных расходов, присоединение к ВТО, проведение судебной и административной реформ. В качестве важнейших институциональных ориентиров России рассматриваются институты ЕС и интеграция в Европейское экономическое пространство.

Опубликовано на портале: 05-03-2003
Олег Сергеевич Пчелинцев Проблемы прогнозирования. 2001.  № 4. С. 25-43. 
В первой части статьи анализируются итоги экономического роста в 1999-2000 гг. России (в региональном аспекте). Показано, что восстановительный процесс так и не смог переломить инерцию предшествующего кризисного развития. Для этого необходим перевод российской экономики в режим инвестиционного роста. Росту инвестиций в России препятствует ряд факторов, в том числе и пирамидальная структура мировых фондовых рынков. В этой связи во второй части статьи рассматриваются опасности и возможные негативные последствия вхождения России в мировой рынок на основе той структуры экономики, которая характерна для развитых стран сегодня. Обосновывается необходимость перевода самой глобализации в русло устойчивого развития. В статье обобщается большое количество статистического материала по России, касающегося, например, поступления от налогов и сборов в бюджет по регионам, производства валового регионального продукта и др. Проводится картографирование регионов России по производству промышленной продукции на душу населения, объему иностранных инвестиций и миграционным показателям.
ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию

Опубликовано на портале: 05-03-2003
Александр Дмитриевич Некипелов Проблемы прогнозирования. 2001.  № 4. С. 3-16. 
Сопровождающие процесс глобализации либерализация хозяйственной деятельности и ослабление экономических функций национального государства вступают в противоречие с укоренившейся в мире приверженностью к национально-государственной форме организации общественной (в том числе и экономической) жизни.
ресурс содержит полный текст, либо отрывок из него ресурс содержит гиперссылку на сайт, на котором можно найти дополнительную информацию